Как осуществить «Комплексную модель учительского роста»

С 14 по 16 марта с.г. на базе ИРО и ПК состоялись курсы повышения квалификации на тему «Разработка, внедрение и сопровождение комплексной модели учительского роста» (КМУР). Курсы посетили более 60 педагогов, учителей, заместителей директоров школ республики.

 Цель курсов-оказание методической помощи команде педагогических работников школ с низкими результатами обучения (НРО) и школ, функционирующих в сложных социальных условиях (ССУ).

Мы побеседовали с Михаилом Евгеньевичем Бершадским, профессором кафедры развития образования АПК и ППРО (г.Москва), к.п.н., приехавшим с лекциями на КПК по приглашению института.

Вопрос: Михаил Евгеньевич, с чем связано проведение таких курсов?

М.Е.: В Российской Федерации реализуется проект «Национальная система учительского роста». Речь на курсах идет о выстраивании комплексной модели учительского роста, которое связано, в основном, с 2-мя категориями школ: с низкими результатами обучения и школ, функционирующих в сложных социальных условиях.

Вопрос: По каким параметрам могут быть отобраны такие школы?

М.Е.: Выбираются в основном по низким результатам ОГЭ и ЕГЭ.

Вопрос: Как пройдет механизм реализации КМУР?

М.Е.: Механизм внедрения имеет много сложных процедур: сначала надо определить критерии отбора школ, измерители и показатели и выстроить трехуровневую рабочую группу: школьную, муниципальную и региональную с привлечением предприятий, которые могли бы оказать помощь школе, функционирующих в сложных условиях. Это клубы, театры, спорткомплексы, студии и т.д.

Вопрос: Причины низких показателей?

М.Е.: Основная беда школ, функционирующих в ССУ, это – бедная среда, когда кроме школы, получается, детям некуда деваться. Встречается много детей из неполных или пьющих семей, отсюда шатание по улицам – таким детям следует предоставить как можно больше ресурсов. И вторая задача-повышение квалификации учителей через персонифицированные, индивидуализированные КПК. Конечная цель работы в этом направлении – это работа самой школы. Должна быть экспертная оценка учителя, учащихся и таким образом определится конкретный дефицит  каждой школы. Это долгий процесс, сложная многоуровневая система, занятие самообразованием, повышение квалификации.

Вопрос: Сколько лет продлится процесс изучения и внедрения данного проекта?

М.Е.: Пока вопрос так не ставится. В данное время обучаем региональных тьюторов. Есть дистанционные курсы, после прохождения которых они должны будут обучать на местах своих коллег. У нас в АПКРО есть целая группа, занимающаяся этой проблемой. Это 3-4 разных кафедр, которые ездят по регионам и обучают тьюторов.

Вопрос: А как будет осуществляться взаимодействие с организациями, предприятиями?

М.Е.: На уровне сознательности и даже уговоров. Необходимо привлечь специалистов в различных областях: это могут быть режиссеры, артисты, с ними дети могли бы посещать театры, побывать на спектаклях, присутствовать на репетициях и др. Ведь основная беда-это «депривированная» среда, не дающая детям возможности развития. Ребенок в такой среде как «сорняк», после школы он никому не нужен: ни родителям, ни учителям и надо его социализировать, создавать благоприятные условия. И надо бороться с этой средой.

Вопрос: Михаил Евгеньевич, в Вашей лекции будет рассматриваться вопрос «Методика и технология учета результатов оценки педагогических работников выпускниками прошлых лет». Как это будет осуществляться?

М.Е.: Методика и технология учета результатов осуществляется по разработанному листу-опроснику из 18 вопросов. Будут оцениваться общепрофессиональные умения и 7 вопросов по специальным умениям по стандарту. Мы это представляем как создание электронного портала, где будет база учителей и база выпускников. Методом экспертных оценок  будет выявлена объективная оценка деятельности учителя, хотя бы из ответов 5 человек во избежание субъективизма.

 Вопрос: В чем Вы видите главные причины снижения качества учебы?

М.Е.: В основном 2 причины снижения качества успеваемости. Это, во-первых, бедная среда. И, во-вторых, невысокий уровень, честно говоря, профессионализма некоторых учителей и директоров.

Вопрос: Сейчас дети мало читают. Как вернуть чтение книг детьми, на Ваш взгляд?

М.Е.: Я не специалист в этой области, но смею утверждать, что все базовые потребности формируются в семье. Ключевой возраст для развития ребенка – это до 3-х лет, когда ребенок «берет» основные вещи от родителей. Родители, считаю, сегодня обязаны демонстрировать модель читающего человека. Ну и в то же время следовало бы поменять список литературы в школе. Великие произведения XIX века соответствовали эмоциям, интеллекту людей того века, а для людей XXI века они неинтересны. Когда чтение не вызывает  работы мысли и души, оно не будет «работать».

                    Д. Санникова,

отдел по связям с общественностью ИРОиПК

Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий